Сегодня фамилия Бузова знакома каждому второму (если не первому) жителю нашей страны. За годы работы в шоу-бизнесе Ольга проявила себя в самых разных творческих ипостасях — и как писательница, и как актриса, и как модель, и как дизайнер, и как телеведущая. С недавних пор Оля еще и певица, собирающая стадионы по всей стране. Совсем другая ее сестра Анна. Свет софитов Бузову-младшую не манит, она занимается всего одним, но любимым делом и просто наслаждается жизнью. Родные, но такие разные сестры. Не стремясь к медийности, Анна все же сделала исключение и рассказала, почему они с сестрой несколько лет ненавидели друг друга, как она помогла Ольге справиться с последствиями развода и почему сама до сих пор не замужем. 

В интервью Анна Бузова рассказала о своих отношениях с сестрой, карьере и любви  Когда я только готовилась к интервью с Анной Бузовой, то, просматривая Инстаграмы обеих сестер, отметила (наверное, как и многие из нас), что они очень разные. Однако в процессе беседы я замечала за Анной схожие с Ольгой жесты, интонации, фразы. Более того, в словах и взгляде нашей героини чувствовалась невероятная любовь и преданность старшей сестре. С Анной мы встретились в кафе около ее магазина Bijoux Room, куда Бузова-младшая наведывается регулярно, чтобы лично контролировать качество торговли. В ожидании нашей героини я прогуливалась по бутику, и первый вопрос возник сам собой… 

— Аня, сегодня ты — бизнесвумен. А кем мечтала стать в детстве? 

— Не поверишь, но именно об этом и мечтала. Не так давно у меня был день рождения, и я поймала себя на мысли, что являюсь счастливым человеком во многом благодаря тому, что занимаюсь делом мечты. «Лет с 12 у меня уже были мысли о своем бизнесе. Я подрабатывала и уборщицей у мамы в поликлинике, и продавцом, и администратором салона красоты, потому что всегда хотелось чего-то больше, чем могли позволить родители. Меня это расстраивало, я говорила: «Мама, когда я вырасту, у меня будет свое дело, и я буду зарабатывать столько, чтобы ни в чем себе не отказывать». То есть уже с раннего возраста ко мне пришло осмысление, чем я хочу заниматься в жизни. И вот, сегодня мне 29 лет, и я владелица собственного бизнеса. 

— Через год тебе исполнится 30 лет…

— Кошмар! (Смеется.) 

— Боишься этого рубежа? 

— Да, наверное, некие переживания на этот счет присутствуют, раз я так реагирую. Просто я вообще не ощущаю себя на свой возраст. Но все чаще задумываешься о том, что время не бежит, а летит со скоростью света, и я совсем не молодею с каждым годом… Вроде только недавно мне было 18 лет, а уже 29. Конечно, в каждом возрасте есть свои плюсы, и их надо ставить выше минусов. Любой возраст хорош собой. Например, моя 78-летняя бабушка чувствует себя превосходно и наслаждается жизнью. 

— Как ты относишься к своей популярности? 

— Абсолютно спокойно. Во-первых, будем объективны и не станем преувеличивать мою известность в мире шоу-бизнеса, а во-вторых, я совершенно не стремлюсь к этому. «Популярность — некий бонус от того, что моя сестра является самым обсуждаемым человеком в России. Возможно, кто-то с этим не согласится, но я это вижу и знаю. Ее слава и медийность распространяется и на меня, я интересна многим, в первую очередь, как сестра публичного человека». Сама я ничего не делаю для того, чтобы быть узнаваемой, потому что это абсолютно не моя стихия! 

— Когда про тебя говорят «сестра Ольги Бузовой», это задевает? 

— Когда у меня спрашивают: «Вы сестра Ольги Бузовой?», я отвечаю: «Да, мы сестры». Мне кажется, это логично. Во-первых, я младшая сестра, меня даже в школе многие учителя называли Олей. Меня и сегодня кто-то из знакомых может невзначай назвать ее именем. Я отношусь к этому с пониманием. Тут в Инстаграме увидела хэштег #ЭраБузовой. И ведь это, правда, так. Я не вижу смысла обижаться на словосочетание «сестра Ольги Бузовой» только потому, что некоторые в него вкладывают некий намек на распределение ролей. По мне, так оно абсолютно оправдано — люди знают в первую очередь Олю, она больше 10 лет работает на телевидении. Возможно, меня бы это и задевало, если бы мы с ней работали в одной сфере. 

— Возвращаясь к популярности. Ее обратная сторона — это критика…

— Да-а-а-а. Наше любимое! 

—  Как ты к ней относишься? 

— Не буду лукавить, я долго работала над собой, чтобы научиться относиться к негативу поверхностно. Ведь бывает критика обоснованная, а бывает просто грязь. «Раньше я могла подолгу расстраиваться, плакать, потому что являюсь достаточно зависимым от постороннего мнения человеком. Но все проходит, и я научилась с этим жить. Думаю, если бы за эти годы я не научилась справляться с негативом, то уже сошла бы с ума. А сестра моя, и подавно, сбежала бы на необитаемый остров». Мы живем в своеобразной стране. Я люблю Россию, но понимаю, что большинство людей сегодня несчастны, недовольны, обижены. К сожалению, это заложено в нашем менталитете. Оно и понятно — все знают средний уровень зарплаты по стране. Люди злятся, что у кого-то, судя по картинке, все хорошо, а у них — нет. И вместо того, чтобы решать свои проблемы, они обвиняют в неудачах других людей. 

— Ты ведь тоже не сразу стала успешной. Как начинался твой путь в столице? 

— Обстоятельства сложились выгодным для меня образом. Мне было 19 лет, когда подвернулось предложение о работе. На тот момент мою должность в Питере нельзя было даже сравнивать с московской вакансией, а я так очень хотела развиваться в области экономики… Вот и ответила на данное предложение согласием. Тем более тогда моя сестра уже жила и работала в Москве. Это придавало уверенности. Так я переехала, начала работать в сфере внешнеэкономической деятельности и за три года доросла до руководителя отдела. У меня был очень сильный начальник, который как раз и разглядел во мне потенциал. Правда, тогда я на него сильно обижалась — он был очень строгим и требовательным, крайне редко хвалил, поэтому за его «Ну да, ничего» я была готова работать сутками. Сегодня, конечно, я понимаю, как много полезного и нужного он мне дал как руководитель, и благодарна ему за тот бесценный опыт, который получила под его руководством. 

— Получается, ты «вылетела из гнезда» в 19 лет, Оля — в 18. Как ваша мама отнеслась к этому? 

— У нас самые крутые родители в мире. Сегодня я понимаю, насколько нам с ними повезло. У нас с Олей была если не полная свобода, то, по крайней мере, ощутимая. Родители поддерживали любое наше начинание, и это круто. Думаю, когда я стану мамой, то буду придерживаться примерно таких же правил воспитания. Конечно, была вероятность, что мы с сестрой можем пойти не по тому пути (уж слишком много возможностей мы имели), но, видимо, правильные вещи были в нас заложены с самого детства, и мы не сбились. Поэтому и наш с Олей переезд родители одинаково одобрили. 

— Как я понимаю, вы с Олей очень близки. Всегда ли так было? 

— Ох уж этот вопрос… Нет, так было не всегда. В детстве у нас случались конфликты, сколько себя помню, столько мы и ссорились. Переходный возраст был вообще эмоционально тяжелым для нас — мне казалось, мы ненавидим друг друга лютой ненавистью. Мама даже плакала вечерами — так невыносимо ей было все это видеть и слышать. Оля была старше, ей хотелось общаться с ровесниками, а мне хотелось гулять с ней. Плюс Оля раньше меня стала зарабатывать первые деньги и могла себе позволить что-то купить, в отличие от меня. Поэтому я брала ее обновки без спроса (смеется). Сейчас об этом смешно вспоминать, но тогда все было иначе. Мы с Олей прочувствовали родственную связь, осознали, что мы — сестры, только когда она уехала на проект Дом 2. Недаром говорят, что только когда родные люди расстаются, они понимают, насколько нужны друг другу. 

— Как вообще ваша семья отнеслась к желанию Ольги пойти на Дом 2? 

— Это долгая история. Лет в 15-16 я была большой поклонницей сериалов, различных шоу, мне кажется, я смотрела все, что показывали на экранах. И вот однажды я увидела рекламу, в которой рассказывали о кастинге в новый проект. Я не подходила по возрасту, поэтому отправила заявку от имени Оли. Сестра тогда училась в институте и поначалу отказывалась идти на кастинг, но я сумела ее уговорить, ведь шоу было рассчитано только на лето, что никак не помешало бы учебе. Поэтому и родители отнеслись к ее уходу на шоу спокойно — это было все равно, что отправить ее в летний лагерь, только с телекамерами (улыбается). 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ