(Очень личное! Фанатам, антифанатам, людям, зацикленным на парадигме халявы, как первоосновы всего сущего в Доме 2, лучше этот блог не читать!)

Наконец-то вернулся Валера Блюменкранц ! Тот самый Блюменкранц, в которого я буквально влюбилась, когда-то (в общечеловеческом, не в эротическом смысле) .

В Доме 2 Валера появился, как нечто инородное, непонятное для большинства и светлое. Пришел со стихами. Как сейчас помню эту мизансцену… Сидят Валера  и Таня Кирилюк, и Таня спрашивает, какие стихи  он любит.. Я уж подумала, что сейчас он скажет про  что-нибудь привычное для Дома2: «Я пишу сам!»  или, в лучшем случае, Есенина с какой-нибудь «любовью хулигана» помянет.  Но получилось неожиданно и ошарашивающе. Во-первых, Пастернак и мой любимый «Доктор Живаго», а во-вторых,  подзабытая тетрадь Юрия Живаго. (Помните: «Засыплет снег дороги, завалит скаты крыш…»?)

Позже,  когда Валера стал мужем и отцом, вообще, когда он был с Татой, что-то в нем сильно переменилось. Не скажу, что стал плохим,  или что Тата на него дурно влияла. Нет! Просто они утонули в тематике еврейства и забыли о, не побоюсь этого слова, предназначении Валеры – поэзии.