Когда Дима был во Владивостоке, он мне писал. Я очень удивилась. Он написал: «Привет, как ты?». Я ответила: «Очень неожиданно, всё хорошо. Смотрю нарезки, и сердце сжимается». Он говорит: «Ой, давай только хотя бы с тобой не об этом. Как твоя нога?» Я ответила, что хромаю, а он сказал, что девушка не должна хромать…

Я потом написала: «Надеюсь, с Олей всё наладится», а он ответил: «Я не хочу об этом говорить, а хочу извиниться перед тобой. Прости меня, пожалуйста, что я тебя оскорблял и унижал. Спасибо, что ты — единственная, кто в меня верит». У каждого должен быть такой человек, который в тебя верит, и мне приятно, что у Димы такой человек — я. Я же вам говорила, что за периметром они не смогут существовать как семья! Но я удивлена, что у них это случилось раньше. Возможно, потому, что они столкнулись с бытовыми проблемами, с пропиской, ребёнком и так далее. Но их семья обречена — это точно.
[Автор: Ольга Сударкина]