Дом 2 в эфире уже 13 лет, и Ксения Бородина там с самого первого дня. Участники шоу и телезрители любят ее и ласково зовут Бородулей, а она делит жизнь на «до» и «после» проекта и успевает совмещать карьеру и семью. О муже, звездной болезни и семье Ксения рассказала журналистам.

«Дом 2… изменил мою жизнь полностью. Я стала популярной ведущей, начала зарабатывать хорошие деньги сама. Да, я родилась в достаточно обеспеченной семье (мама после развода с моим отцом вышла замуж за архитектора из Италии, и мы переехали жить на остров Капри) и провела все детство в путешествиях, но здесь уже другая история – я сама начала распоряжаться своими деньгами».

Звездная болезнь… обошла меня стороной, это я могу сказать честно. На моих глазах у знакомых срывает головы после того, как они стали популярны, я вижу, как происходит такая трансформация. Я даже спрашивала у своих друзей: со мной такое случалось? Мне все в один голос сказали – нет. Мне об этом говорят и подруги, и близкие, и даже зрители: «Мы так рады, что ты не приносишь в свою частную жизнь публичность и остаешься такой, какая ты есть». Действительно, у меня нет охранников, я не прошу в райдере обставить мою комнату белыми розами, у меня нет тысячи пиарщиков. Я хожу в магазины, покупаю продукты, стою в очереди так же, как и все. Не хочу, чтобы моя публичная жизнь повлияла на жизнь обычную. Как только у меня заканчиваются съемки, я  обычный человек: мама, жена, подруга, клевый друг и хороший собеседник.

От Дома 2 я… устаю. Любой человек, так или иначе, устает от своей работы. Это нормально. Но сказать, что я сейчас хотела бы встать и уйти, я не могу. Мне нравится моя работа, я ведущая на федеральном канале, на одном из самых рейтинговых проектов: почему я должна жаловаться на жизнь? Меня все устраивает.

Хейтеров… у меня очень много. Я третий самый популярный блогер в России. На первом месте – Оля Бузова, на втором – Тимати. Я считаю, что, если люди меня читают и интересуются моей жизнью, это очень круто. Но мне пишут и очень много негатива. Все говорят, что надо смириться. «Ты публичный человек, ты должна была к этому привыкнуть». Это легко только на словах, а на деле достаточно сложно. Самое больное, чем можно меня уколоть, это мои дети или близкие. Я иногда даже могу не сдержаться и отвечаю на такие комментарии, чем и прославилась в Instagram. Мне говорят: ты же звезда, будь выше. При чем тут это? Я живой человек. Захотела – ответила, не захотела – не ответила. Опять же, людям интересно живое общение. Многие звезды игнорируют своих подписчиков, не отвечают им. Ну молодцы, что еще тут можно сказать? Значит, им не так близки их читатели, как мне мои. Я считаю, что порой людей стоит ставить на место. Пропускаешь, не трогаешь, потом раз, одного на стенку позора повесила – и уже другим не повадно становится. Тявкать из-под полы могут все, а когда тебя действительно на стену позора вешают – это уже другое дело. Если я вижу какую-то гадость, то мне проще, чтобы человек себя не раздражал и меня не раздражал. Я даю ему право не заходить на мою страницу и блокирую его.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ