На полянке снова конкурса пора, там теперь, что пара – новая игра. Суетится Пудель, вдруг приз отдадут, со своей болонкой влез в любовный круг. Танцевать умеет, но молчит она – Пуделю такая точно и нужна. Только ли богата? Мучает вопрос, потому как нищий этот Никитос.

Есть еще Павлинов парочка одна, но вдвоем та пара очень уж скучна. Распушила перья, распустила хвост – рот свой как откроет, ну чисто матрос. Быдляка повадки спрятать не суметь, только на насесте с Орлицой потрындеть.

Драться или криком может взять свое, не горюет Пава, ей-то все равно, на кого бросаться и посуду бить, лишь бы продержаться и Силам угодить. Может, кто оценит? И с насеста вмиг за талерами счастья сразу улетит.

А пока где криком, где и матюком, Пава Валерончик не покинет дом. Нацепив на лобик размышлений вид, и Павлином сальным править норовит. Тот Павлин влюбленный в самого себя, от армии сбежавший, давит слабака. Паву опасается, уж очень громко лается.

Движется угроза с острова на них – там павлинов много, и народ не спит. Жаждет телезритель не обычной «жвачки», на полянке нынче конкурс про ругачки. Пава же желает денег подсобрать, перекрасить перья, клювик обрезать.

Так вдвоем сойдутся на ринге они? Или нападают только на других? Кто бы эту Паву с насеста бы сбил? Зрителям тем самым, точно угодив?

  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ